Много компьютера, очень много

 

На окне старинный индийский палантин с плясками грибов — от прямого солнечного света. Полумрак, трогающий своей мягко лапой монитор серебряного 15-дюймового mac’а, бутылка с водой в голубом чехле, подаренная друзьями на Бали — Flaska, лампа-прищепка бьющая в потолок, в мое небо — небо, которое выбрал себе таким на эти долгие и одновременно очень быстрые 2 недели творческого экстаза-заточения.

Сон, прием пищи, душ, туалет, раз в два дня выйти подышать воздухом — под благовидным предлогом «за йогуртом», чуть-чуть йоги, сон… И компьютер.

Три положения: 1. Полная работоспособность: кожаное кресло, раскачивающееся, вертящееся, дарящее подспудно ощущение всевластия и ноутбук на столе, время от времени ноги на стол, туда же кофе, завтрак, иногда и обед и ужин; 2. Мягкие пуфики на полу у стеночки и раскладной компьютерный столик, можно уже с музыкой: радиоультра, джаз, что-нибудь нейтральное — когда начал подуставать; 3. На кровати, валяясь совершенно уже беспорядочно — то головой туда, то оперевшись спиной на подушки, то ноги по-турецки — это значит финиш близко.

От трекпада болит рука. Пробую набирать текст больше левой и двигать курсором также пальцаии левой руки. От этого в мозгу, в голове возникают невероятно странные ощущения, как будто бы там оживает что-то, к чему не обращались со времен динозавров. А может быть и правда не обращались.

И еще глаза. Устали. Подхожу к зеркалу — никаких особых существенных различий нет. Глаза и глаза — уставшего работника компьютерного труда.

2 недели: полная каталагизация папок с фотогрфиями с групп за последние 12 лет (боюсь называть это число), подготовка протоколов личных психотерапевтических сессий в МИГИП — долгострой, который нужно уже сдать приемной комиссии и «поселить там жильцов», прописать их там, провести им воду, газ, свет и разбить рядом лесопарк с детскими площадками вокруг — пусть размножаются; заполнение сайта — мучительно прекрасное и бесконечное — стоит только начать, как слова льются, льются… Приходится просто останавливаться на чем-то. Ах да, еще реклама. Братцы, я работаю в рекламном отделе самого себя — афиши, тексты, фотографии, постеры — я просто асс, заполонил весь интернет. Ну прёт же, чё.

Отказываю в посещении друзьям, отказываюсь куда либо выезжать. Соблазняюсь только на психотерапевтические сессии по скайпу и живьем.

Редкий период и долгожданный период одиночества. Совсем не вынужденного. По совести сказать никакого одиночества вообще нет. Я не один. Много вотсапа, с #ЛюдьмиМоегоСердца, даже скайпом иногда себя балую. Много какой-то внутренней работы. Зырю время от времени в интернете статьи разных умных людей. Во времени нашем правда что-то происходит особенное… Оно куда-то прям мчится — событиями своими, пониманиями, стартапами и программами повышения, улучшения, развития, трансформации… Боже мой… Скоро мы будем искать тренинги и программы про замедление, стихание, расслабление, отпускание и так далее. Скоро, но не сейчас. Сейчас, чтобы быть в тренде, необходимо быстрее всех и даже не обязательно качественнее всех, но точно громче, ярче, точнее, мощнее представиться миру. Ну, по крайней мере такое складывается впечатление. Или это мне кажется?

В общем да, шоколад, кофе (кстати знаменитый балийский лювак не берите, даже на Бали — никакой разницы нет), фильмы не интересны, интересен любимый голос в трубке, интересен пробивающийся  запах весны с балкона, интересен процесс выкидывания вещей (разделил — меня научили — всё на три стопочки: вещи, приносящие радость, вещи типа нужные и даже иногда ношу, и вещи, не дарящие радость, но жалко выкинуть — последние вчера таки выкинулись, килограмм 7)… Интересно доделать все до конца и спокойно уехать.

Кстати сейчас на огонек прорвется тот, кому сложно и не хочется отказывать — Саша Малахов, мой персональный наставник в вопросах этики, морали и творческого отношения ко всему, по совместительству поэт, музыкант, певец и астролог.

А пока — балийский же шоколад и еще пару страниц отредактировать. Марафонец я. Скоро в этом смогу «продавать ручку».

Что-то я упустил… Розы завяли, кстати, пора выкидывать. Ничего. Кресло, полумрак мягкой лапой трогает, шелест редких машин за окном. Пространство живет нами, ждет нас, требует нас. Пространству нужны новые формы наших отношений: с ним, в нем. Избитая метафора «Танец» уже не работает. Работает метафора «Сила». Да пребудет она в Нас.

Комментарии

Leave your thought